ГлавнаяРегистрацияВход
ИНИЦИАЦИЯ НАЧАЛА ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории раздела

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » Статьи » Разделы

11. Религия.

11. Религия.

Мир божеств и духов – это коллективное бессознательное внутри меня. Чтобы прочесть эту фразу в обратном порядке: «коллективное бессознательное – это мир божеств и духов вне меня», нужны не просто логические способности, а вся человеческая жизнь (и даже, возможно, несколько жизней) всё возрастающей полноты.

К. Г. Юнг, «Психологический комментарий к “Тибетской Книге Мёртвых”».

Было бы ошибкой считать, что религия – это раболепное поклонение сверхъестественным высшим силам, направленное на удовлетворение естественных духовных потребностей человеческого разума. На самом деле поклонение – это лишь внешнее проявление религиозности. Слово «религия» подразумевает связь человека с богами. Осознанное боготворчество, как и богопочитание – это дань уважения человеческого рассудка Природе, и на этом уважении основывается любая истинно благородная религия.

Мы не знаем, что именно послужило причиной обожествления Природы, но смело можем опровергнуть гипотезы, говорящие о первобытном страхе перед грозными явлениями природы – за миллион лет в эволюции человек не мог не привыкнуть к периодическим грозам, лесным пожарам, наводнениям и прочим катаклизмам. Стихийные бедствия не могли показаться ему «карой небесной» или устрашением богов, поскольку сам человек не имел никакого повода заподозрить что-то неладное в своей повседневной сплошь практической деятельности. Гроза виделась ему именно тем, чем она и является на самом деле – столкновением сил природы. Когда наблюдения привели его к заключениям вроде «за зимой – весна, за весной – лето», «подобное рождает подобное», «что посеешь, то и пожнёшь» и т. п., – он понял, что существует определённый извечный порядок вещей и некая взаимосвязь и цикличность событий, наверняка продиктованные высшими силами. Скорее, первобытный человек осознанно отождествил собственные разумные действия с происходящим в Природе. Он обожествил Отца-Небо и Мать-Землю и всех их детей – включая себя самого, нисколько не считая себя чем-то хуже или ущербнее всего остального Живого Мира. Плохо ли, хорошо ли обходятся в этом мире с человеком – таков естественный порядок, которому сам человек также следует. Все первобытные религии происходят из общечеловеческого анимистического мироощущения: «Дух Жизни пропитывает весь Мир, который мыслит и чувствует так же, как человек». Даже тотемизм есть мудрое и глубокое интуитивное ощущение общности с животным миром Земли. Уважение же к собственным предкам впоследствии переросло в целую культуру посмертного обожествления.

В эпоху позднего неолита чистая и непорочная первобытная религия начинает искажаться искусственными спекуляциями, призванными оправдать те или иные отхождения от устоя, испокон веков соблюдавшегося в соответствии с тем самым Природным Мировым Порядком. Жертвы обретают всё более зловещий смысл, связь с богами преследует всё более корыстные цели, сами боги делятся на своих и чужих (читай – «добрых» и «злых») – вот тогда-то возникает в религии тенденция опираться в вере больше на надежду, чем на знание. До сих пор в большинстве религий человеку не дано быть твёрдо уверенным и верным, а дано лишь уповать на нечто, даруемое свыше, и надеяться на лучшее (причём, в большинстве случаев, всё лучшее поджидает его в загробном мире).

Также ошибочно полагать, будто «истинная» религия может основываться исключительно на слепой и безоговорочной вере. Вера сама по себе – редкостное качество человеческой психики, происходящее, скорее всего, из тех же тёмных уголков подсознания или даже бессознательного, откуда исходит древний инстинктивный страх неизвестного. Страх может породить какую угодно веру. Вера в добро порождает надежду. Таким образом, вера помогает человеку перебороть страх и дарует надежду. Однако только веры оказывается достаточно лишь для надежды, но не для полной победы над страхом. Неизвестное часто перестаёт пугать тогда, когда становится известным – поэтому никакая вера не даст того, что даёт человеку ЗНАНИЕ. Да, знание может убить веру и добрую надежду, и даже может вызвать ещё больший страх, но оно же всегда позволяет нам укрепиться в уверенности, без которой ни о какой «истинной вере» речи быть не может. Когда речь идёт о верности, мы понимаем, что здесь говорится не о доверии или убеждённости, а именно о твёрдой уверенности, которая может опираться только на конкретное знание. Ничего общего с просветлённой верностью не имеет фанатизм, происходящий не от ума, но от инстинктов.

Более всех остальных религий фанатизмом пропитаны иудаизм, христианство и ислам – эти монотеистические столпы современной мировой культуры. Какое зло претерпели многочисленные народы от этого фанатизма, мы хорошо знаем из истории. И дело совсем не только в пресловутой «священной» Инквизиции. Христианство и ислам в большинстве случаев насаждались насильно, из чисто политических соображений захватчиков или их подхалимов. Эти религии возникли, чтобы способствовать объединению и дружбе разрозненных племён, но впоследствии были извращены на пользу лицемерным властолюбцам и мздоимцам. С тех пор мало что изменилось – религию так и стремятся использовать в качестве инструмента управления общественным сознанием и для подчинения масс; не прекращаются абсурдные «религиозные войны», в связи с чем немало людей решительно отказываются признавать «официальные» вероучения и попадают под влияние не менее опасных мошенников в тоталитарных сектах.

Самое смешное, что религии, отстаивающие, казалось бы, самые светлые идеалы человечества, при ближайшем рассмотрении оказываются всё той же спекулятивной фикцией, предназначенной оболванить доверчивого обывателя и отвлечь его от самых трезвых размышлений. Большинство простых верующих людей даже не подозревают о том, что им попросту морочат голову и хорошенько промывают мозги на протяжении уже более чем двух тысяч лет! Противоречия и недоразумения переполняют «Слово Божье», вытекают из него, оседая в головах священников и выходя оттуда ещё более противоречивыми. Кроме того, что является жестоким агентом запредельных сущностей, чему же учит нас Йахве – Великий и Ужасный, Единственный и Неповторимый? Помимо истории, символов, аллегорий и чистых фантазий внимательный читатель легко обнаружит в «священных писаниях» наставления сугубо шовинистического толка – здесь вам и «богоизбранность» иудеев, и утверждения Иисуса вроде «Я послан только к погибшим овцам дома Израилева»  (Матф., 15:24). Коран не столь националистичен, но более категоричен. Спросите у фанатичного мусульманина-фундаменталиста, что он думает о джихаде – неверно понимаемом как «священная» война с «неверными», – в ответ вы наверняка услышите нечто маловразумительное, сводящееся к пресловутому «нет Бога кроме Аллаха, и Мохаммед – пророк его». Монотеисты до сих пор не могут поделить своего «единого» бога и решить, кто же из них «богоизбранный» народ! Это говорит о несостоятельности самой философии фанатичного монотеизма, которая в корне противна естественной человеческой духовности. Не ясна конкретная цель духовного воспитания в авраамическом монотеизме – нам обещаются некие райские кущи не только за праведность, но и за смиренную рабскую апатичность, диктуемую наставлениями и кретиническим догматизмом этих вероучений. Не видно вообще никакой сколько-нибудь полезной перспективы в наркотической посмертной дрёме в Раю или жестоких страданиях в Аду. Даже в такой вариативной и созерцательной религии как буддизм вполне ясна цель духовной эволюции – вырваться из круга воплощений и слиться с Абсолютом в Нирване. Но ни иудаизм, ни христианство, ни ислам не раскрывают для верующего конкретный конечный смысл его существования, зато всячески устрашают и угрожают ужасной «карой небесной». Мы никогда не поймём все многочисленные странные противоречия Библии или Корана, по сути неуместные в монотеизме, претендующем на абсолютную верность и точность. Смысл существования таких религиозных формаций один – это захват мировой власти конкретным «богоизбранным» народом.

Помимо всего прочего, традиционные проявления культа современного христианства никак нельзя счесть осветляющими: непротивление (пособничество) злу, соблюдение неточного с астрономической точки зрения календаря, почитание мрачной угнетающей символики, бессмысленное и вредное поклонение «святым мощам», отказ от естественного образа жизни, признание рабской ничтожности и врождённой «грешности» человека и т. д. Немудрено, что подобные неприятности лишают средств к нормальной жизни, извращают и ослабляют  духовный потенциал верующего, втягивая его в порочный круг терзаний и несбыточных надежд. Как писал Ницше, «христианское решение находить мир порочным и скверным делает мир порочным и скверным»! Безволие Обречённости и Незнание – вот что мы, в идеале, должны увидеть в среднем добропорядочном христианине.

Все великие культуры древности – от Шумера до цивилизаций Майя, Ацтеков и Инков развивались на основе политеизма. Все науки древности – от геометрии до астрологии и философии созданы «мерзкими идолопоклонниками». «Язычники» научили иудеев писать, читать, считать, строить дома и храмы, размышлять – словом, всему тому, что позволило им обогатить свой культурный опыт. Впоследствии же, когда Иегова сделался из множества семитских богов единым и единственным Богом иудеев, всякое должное научное образование было почему-то на века прекращено – вплоть до XIII века. В христианстве ещё более явно выразилось отвращение к просвещению и накоплению знаний – книги и учёные люди просто-напросто сжигались на кострах Инквизиции. Всё, написанное в Библии, объявлялось не подлежащим никакому сомнению, была раз и навсегда установлена и навязана «абсолютная истина» Слова Божьего. На таком основании христиане многое разрушили, но сами так ничего и не создали! Всё, что есть в христианской культуре, существовало задолго до распятия Иисуса – и архитектура, и письменность, и живопись, и духовная музыка и даже сама идея Воскресающего Бога! Христиане лишь использовали полезные достижения учёных и творческих людей «во благо Церкви». Тем не менее, врождённая нордическая тяга свободолюбивых европейцев к приключениям, познанию и исследованиям всё же взяла верх над лицемерием, догматическим невежеством и рабским фатализмом мрачной чуждой веры в эпоху Ренессанса. То же самое происходит с исламом, только «с точностью до наоборот». Объединённые племена воинственных кочевников-бедуинов, составившие арабскую нацию, под влиянием наставлений Мохаммеда весьма скоро создали могущественное государство с богатейшей культурой, заимствованной, главным образом, опять таки от древних язычников. Арабы развили астрономию, опираясь на опыт месопотамских астрологов, развили математику на основе египетской геометрии и индийской арифметики, и, конечно же, обогатили свой научный опыт знаниями греков – все уцелевшие труды учёных и философов Эллады караванами перевозились в Халифат, где изучались арабскими мудрецами. Если для Европы Средневековье было тёмным под гнётом невежества, то для Ближнего Востока и Средней Азии это были времена просвещения и научного прогресса – нам всем известны такие имена как, например, Ибн Сина (Авиценна – философ, светило медицины, хирург) и Аль Джебер (создатель алгебры). Благодаря записям средневековых арабских путешественников-исследователей, многие из народов, в том числе и европейцев, имеют более ясное представление о своём историческом прошлом. К сожалению, в наше время в исламском мире мы наблюдаем картину совершенно прискорбную. Большинство захваченных Халифатом народов прониклись фанатичным духом исламской веры, разделили любовь завоевателей к патриархальной роскоши, но не пожелали разделить любовь благородных арабов к знаниям и прогрессу. Так что современные авторитетные идеологи Ислама в большинстве своём оказываются честолюбивыми полуграмотными деревенскими фанатиками, стремящимися исключительно к захвату власти не только в иерархии духовенства, но и во всём Мире вообще!

Чем же объяснить такое влияние различий между «языческим» политеизмом и «возвышенным» монотеизмом на цивилизованное развитие народов? Очевидно, вся существенная разница сводится к тотальной ограниченности мировоззренческих идеалов: «Бог один, он всё создал, он всё может разрушить, мы же лишь послушные рабы, а Пути Господни неисповедимы»; или отсутствию таковой: «Мудрые Боги создают бесконечный Мир и нас, мы – дети Богов, и они – каждый по-своему – учат нас и помогают нам самим стать мудрыми Богами, способными создать бесконечный Мир».

В настоящее время древняя политеистическая религия Синто является «официальной» в наиболее развитой стране Мира – Японии. Именно Синто влияет на традиционное культурное развитие и менталитет японцев. Этот талантливый, трудолюбивый и бесстрашный народ на протяжении веков не перестаёт обогащать не только свой, но и мировой культурно-научный опыт. Японцы до сих пор сохранили понятия настоящей доблести и чести, сохранили верность – не стесняются почитать и всевозможных природных духов, несмотря на научно-технический прогресс или параллельное исповедание буддизма, который, впрочем, и не отрицает существования божеств, духов и демонов. Ещё одна страна, где древняя политеистическая религия имеет статус официальной – это Исландия. В Исландии многие люди исповедуют не христианство, но АСАТРУ – то есть веру в древних скандинавских Асов. Скандинавы вообще отличаются глубоким традиционализмом, а также любовью и бережным отношением к природе, и, конечно, последователи Асатру уверенны, что следует неотступно соблюдать установленный в мире порядок не только почитанием Асов, но и сохранением гармонии во всех девяти мирах – если в Мидгарде неумный человек осквернит что-либо, он тем самым оскорбит природу в лице альвов в Альвхейме, двергов в Свартальвхейме, йотунов в Йотунхейме или троллей[1] в Троллхейме, которые обязательно не упустят случая жестоко отомстить за обиду, а ведь Асы покровительствуют людям и даже в некоторой степени отвечают за них и, естественно, не потерпят нарушений установленного равновесия. Поэтому человек не имеет  права произвольно, из пустой прихоти беспокоить Асгард своими необдуманными поступками.

Когда стало ясно, что религия современного человечества должна стать обобщением всего положительного духовного опыта населения Земли, начались попытки синтезировать вероучения. Замечательно, что более остальных озадачились этой проблемой люди русские по происхождению. Например, госпожа Блаватская создала теософию. Супруги Рерих посвятили себя созданию доктрины «Агни Йога». Даниил Андреев постарался сделать всё возможное в работе почти всей своей жизни – «Розе Мира». Однако все модели изначально строились на какой-либо традиционной основе: Блаватская в основном опиралась на буддизм, Рерихи – на индуизм, Андреев попытался реформировать и объединить расколотое христианство. Возможно, именно по этой причине ни одно из этих учений не получило общечеловеческого признания, в то время как всё громче заявляет о своих правах «неоязычество» (этим чудовищным и неуклюжим термином окрестили попытки возрождения исконных верований народов). Именно неоязычество может послужить превосходной основой для синтеза высших идеалов и духовных ценностей человечества, тем более что в язычестве нет сколько-нибудь суровых догм и запретов, касающихся религиозных взаимоотношений с иноверцами. Пора уже оставить ханжеские споры и оскорбительные рассуждения о «варварстве», «примитивности», «идолопоклонничестве» и прочих особенностях древних верований – многобожие в Природе не может быть чем-то предосудительным для современного человека, поскольку вполне соответствует его представлению о Вселенной. Кроме того, современная религиозная философия позволяет составить сколь угодно подробную  и удобную иерархию множества богов и даже объединить их всех в едином Боге, если, конечно, есть резон в таком ограничении и кардинальном упрощении религиозной модели Мира… Надо признать, что древние религии Египта и Вавилона являли собой реализацию подобной монолатрии – когда боги представляли различные атрибуты или проявления единой верховной силы.

Мы не будем здесь рассуждать об объективном реальном существовании богов, поскольку любой трезвомыслящий человек понимает, где следует проводить грань между физической реальностью и психической виртуальностью. Есть боги объективные и вполне материальные и также есть боги субъективные – чисто идеальные, но не менее могущественные, ибо Боги есть Боги, независимо от того, властвуют они в человеке или же в Макровселенной вообще.

Дж. Дж. Фрезер – известный исследователь-антрополог – считал, что в человеческой культуре религии предшествовала магия в виде попыток воздействия человека на события в природе. В настоящее время концепция Фрезера «магия – религия – наука» отвергается многими специалистами в области антропологии, хотя бы на том основании, что, пытаясь воздействовать на природу, человек всё же рассчитывал воздействовать на управляющие силы и, значит, уже имел сложившееся религиозное мировоззрение. Что же касается науки, то вполне естественным было бы предположить, что именно магия послужила фундаментом для возведения здания научных представлений человека, о чём сам Фрезер, впрочем, также делает оговорку: «А если мы вспомним, что магия пролагала пути науке, то мы будем вынуждены признать, что, при всей своей вредоносности, "чёрные искусства" принесли также много пользы. Да, магия - "дочь заблуждений", но она стала матерью свободы и истины». Таким образом, рассмотрев вопрос религии, мы непременно должны заняться рассмотрением магии, чтобы быть готовыми составить хотя бы самое посредственное мнение о предмете нашей инициации.



[1] Альвы (эльфы), дверги (гномы), йотуны и тролли (великаны) – нечеловеческие существа в германо-скандинавской мифологии, персонифицирующие скрытые стихийные силы природы.

Категория: Разделы | Добавил: Antalio (12.01.2009)
Просмотров: 277 | Теги: язычество, монотеизм, история, религия
Поиск

Друзья сайта

Copyright А. В. Тальнов © 2017